понедельник, 28 марта 2011 г.

Великая финансовая революция

Сначала давайте посмотрим на канонические даты введения самых первых банкнот в мире. Как всегда, впереди всей планеты – Китай, финансовую историю которого создавали изгнанные из Европы иезуиты.

Дата    СТРАНА    Название банкноты
-200    Китай    Деньги Ву-Ти
1368    Китай    Куань
1438    Испания    Первые в Европе
1600    Япония    Ямато хагаки
1660    Швеция    Первые в Европе
1661    Швеция    Первые в Европе
1685    Канада    Карточные деньги
1694    Англия    Сертификаты
1695    Англия    Фунт
1713    Дания    Далер
1718    Франция    Банкноты Д. Лоу

Закроем глаза на то, что «первых в Европе» типов банкнот больше, чем одна. Важно другое: бумажные деньги для казны подобны наркотику: стоит подсесть, и отказаться уже немыслимо. Более того, наркотик этот заразный: стоит хотя бы одному правительству получить от введения банкнот ощутимый выигрыш, и опыт будет немедленно перенят соседями. Но… почему-то этого не происходит – ни после введения Испанией бумажных денег в 1438 году, ни даже в плодоносном на первые банкноты XVII веке.
Давайте посмотрим на даты введения банкнот в странах Латинской Америки, не имевших толковых специалистов по махинациям с хронологией.

1811 Венесуэла
1819 Колумбия
1820 Аргентина
1822 Перу
1823 Мексика
1835 Уругвай
1840 Чили
1856 Парагвай
1857 Никарагуа
1862 Эквадор
1864 Коста Рика
1868 Боливия
1877 Сальвадор
1881 Гватемала
1886 Гондурас
1933 Панама

Как видите, за 300-400 лет владычества самых развитых стран Европы – Испании и Португалии – в их колониях не появилось НИ ОДНОЙ банкноты – вплоть до XIX века.

А вот график, показывающий очередность введения банкнот в штатах Северной Америки, странах Латинской Америки, землях Германии и Италии. В принципе, перед нами та же картина: основной массив банкнот появляется в XIX веке, и лишь немногие провинции ввели бумажные деньги около времени падения ордена иезуитов.
Кстати, падение ордена иезуитов – отличное время для появления банкнот. Эта структура использовала для расчетов между своими частями прообраз денег – единые платежные обязательства. Когда орден был устранен, а короли впервые создали из разрозненных феодальных образований нечто единое, такая форма расчетов стала естественной и в государственных масштабах.



Впрочем, даже если пользоваться каноническими датами введения банкнот (то есть, верить датам, даже когда физически ни одной банкноты до нашего времени не дошло), история бумажных денег оказывается тесно связанной с серединой XVIII века.

БАНКНОТЫ И БАНКРОТЫ

Сопоставим сведения о банкнотах, банкротствах и биржах. На графике ниже хорошо видно, что сведений о государственных банкротствах между 1652 (Испания*) и 1811 (Австрия) годами попросту нет. Это логично, - государственное банкротство предполагает выпуск правительственных ценных бумаг, а их время придет лишь вместе с ассигнациями и биржами, и это – вторая половина XVIII века.

* Испания пала жертвой чрезмерного удлинения истории, а потому пережила целых четыре летописных государственных банкротства: в 1575, 1607, 1627 и 1652 годах; остальная Европа в то время еще и понятия не имела, с чем это едят.



Впрочем, и с биржами, торгующими как раз бумагами на товар, а не самим товаром, не все ладно. Странным образом, в XVIII веке нет никаких сведений ни об испанских, ни о голландских биржах. Эти биржи торгуют в XIV-XVII веках, а в XVIII веке есть лишь две биржи – в Лондоне и России. Причем, российская биржа вроде как основана, а никаких сведений о ее деятельности нет. Почти то же и в Лондоне: то маклеры работают, то не работают, то у них любимое кафе сгорело, то король кому-то что-то запретил, а реальная статистика – и в Лондоне, и в России – начинается после 1760-х годов, одновременно с массовым введением в Европе бумажных банкнот. Здесь и государственное банкротство Австрии 1811 года на своем месте, - людям дали привыкнуть к новым, уже бумажным ценностям и довольно быстро начали эту привычку эксплуатировать. Все развивается абсолютно логично: сначала (до 1758 года) роль финансовой «гарантии» исполняет пусть медная, но монета, а затем (около 1760) и вовсе – бумага.
Параллельная гибель иезуитов это, по сути, гибель старого мира. Любая система рано или поздно пожирает своих творцов. Первыми (после кризиса 1707 года) пострадали создавшие общеевропейские финансовые сети евреи, а вторыми (после кризиса 1759 года), – иезуиты, развившие систему безналичных расчетов и конфискованные сети - до уровня общемировых.

ФИНАНСОВАЯ УЗУРПАЦИЯ



А этот график показывает, как долги помещиков переходили из рук ростовщиков в руки банкиров. Обратите внимание, последние ростовщики (в данном случае монастыри) упоминаются около 1650 года (ростовщики-евреи исчезают из истории еще раньше – в 1606 году). И вместе со сведениями о ростовщиках чудом исчезают и сведения о долгах помещиков и феодалов. Новый виток роста их задолженностей наступает лишь в первой половине XVIII века – вместе с массовым появлением банков. Судя по характерному для подлогов провалу в полстолетия, лишь с этого момента финансовая история более или менее реальна. Но сколько-нибудь устойчивый характер статистика займов обретает лишь после 1750 года. Это и есть время наступления новой, пост-иезуитской цивилизации.

КАК ЦЕРКОВЬ ПРОИГРАЛА БАНКАМ

И, как итог финансовой революции, – свидетельства о конфликте церквей и монархий, завершившемся казнями наиболее упертых священников и… повсеместным церковным расколом. Да, как ни странно, статистика ясно указывает на то, что у религиозных расколов есть глубокие финансовые корни. На графике хорошо видно, что почти каждая серия сведений об отъеме имущества у Церкви (секуляризации) сопровождается появлением серий сведений о церковном расколе. А завершение процесса раскола приходится как раз на первый реальный этап становления банковской системы – около 1740-х годов.



И все указывает на то, что Церковь проиграла именно банкам. Собственно, она никогда и не была сильной финансовой структурой. Забравшись на самый верх пирамиды в период Черной смерти и Крестовых походов, Церковь так и не сумела справиться с Большими Деньгами. Как видно из бумаг Иосифо-Волоколамского монастыря, священники охотно давали в рост зерно, и на этом их достижения в бухгалтерии кончались. Даже Папы вынуждены были взять в долю флорентийских купцов, и это стало началом их конца. Если помнить о сдвиге в 334-336 лет, то как раз около 1740 года доверенные банкиры Ватикана устроили «кризис», деньги как бы истратились на войну с Англией, и Папы остались ни с чем, а по всей Европе, как бы из ниоткуда, начали расти частные банки.
Понятно, что, не прошло и пятнадцати лет, как встал вопрос о секуляризации остального церковного имущества. Я убежден, что ни Россия, отнявшая церковное добро в 1763 году, ни революционная Франция (1789) ничуть не отстали от общемирового процесса, а все эти сведения о секуляризации 383 года от рождества Христова суть летописный подлог, призванный создать в прошлом авторитетный юридический прецедент, - чтобы проще было отнимать.
Обратите внимание, последний, самый длинный ряд сведений о секуляризации попросту совпал с наиболее мощной серией создания новых банков. Банкам нужны были активы, и они их получили.

ГЛАВНАЯ ТАЙНА РАСКОЛА

Суть раскола православия хорошо видна из перечня крупнейших купцов, банкиров и промышленников России: Бугровы, Громовы, Гучковы, Ковылины, Кокоревы, Кузнецовы, Марковы, Морозовы, Рябушинские, Сироткины, Трындины – все они старообрядцы. Если не закрывать глаз на ясную связь раскола и секуляризации, то все эти фамилии возникли внутри приходов, избежавших реквизиций.
Показательно, что значительная часть староверов ушла в места, наиболее благоприятные для торговли: в Литву, Польшу, Турцию, Швецию и Пруссию. Впрочем, и в России занять ведущие позиции было несложно. Так, в 1787 году из 76 купцов, торговавших при Санкт-Петербургском порте, только трое были русскими. На долю русских купцов приходилось всего 0,5 % петербургского экспорта и 1,2% импорта.
Первопричины такой статистики хорошо видны из смысла русской истории. Новгород и Пермь – крупнейшие центры неподконтрольной Москве торговли – после присоединения пережили массированную волну борьбы с купеческими «ересями». Именно тогда Соборы требовали «жечи и вешати» всех, кто не признает за церковью права на только что ею присвоенные земли и крестьян.
Затем очередь дошла и до церкви, и все повернулось с точностью до наоборот, и жгли и вешали уже тех, кто не согласен с «правом кесаря на кесарево», то есть, на свободное от царского контроля церковное добро. Что ж, все всегда упиралось в контроль, и в эпоху капитализации страны старообрядцы сохранили главное – контролируемые только ими самими активы.
Интересна и ясная связь между европейскими репрессиями евреев и российской борьбой с «ересью жидовствующих». Европейская практика сжигать всех евреев местечка в башне или синагоге на удивление схожа с русской практикой «самосожжения» раскольников в своих церквях после прихода солдат. Видна и практическая польза таких армейских операций: помимо реквизиций, армия уничтожала центры альтернативной экономики. Все это один в один совпадает с методами католичества: так, «иудействующими» объявили альбигойцев. Да, большинство их не признавало Ветхий завет, но они владели Южным каналом – неподконтрольной Папе транспортной артерией. Этого, чтобы объявить их еретиками, было достаточно.

ОБЩЕЕ РЕЗЮМЕ

Ясные связи между проходом кометы, климатическим коллапсом и последующим крупным переделом собственности довольно хорошо видны.

1707 (1375) год. Комета-близняшка, Дарданов Потоп, гибель античного мира, прорыв Гибралтара, начало заката Орды, Ганзеи и Византии. Конфискация торговых сетей, созданных евреями и новохристианами. Рождение абсолютизма и Папства.
1759 год. Комета Галлея, климатический коллапс, агония Ганзеи и Византии. Начало конфискации имущества, территорий и технологий ордена иезуитов. Порча медной монеты, массовое появление банкнот, секуляризация.
1783 год. Комета-близняшка, климатический коллапс. Передел территорий Нового Света (Акадия) и присоединение Крыма к России.
1835 год. Комета Галлея, климатический коллапс. Передел территорий Латинской Америки.
1858 год. Комета-близняшка (комета Донати), серия природных катаклизмов, не имеющая апокалипсического размаха.
1910 год. Комета Галлея. Без последствий.
1935 год. Комета-близняшка. Без последствий.
1986 год. Комета Галлея. Без последствий.
2011 год. Комета-близняшка. Видимо, последствий не будет.

Очень похоже на то, что вторая половина XIX века и впрямь поставила на малом ледниковом периоде жирную точку. Думаю, все, что было подвешено Господом непрочно, уже на нас попадало, и никаких подчиненных циклу кометы Галлея природных катастроф ждать не приходится.
Хотя, 2011-й год, как ни странно, опасен. Сейчас покажу, почему.
Исходный адрес статьи: http://livehistory.ru/velikaja-finansovaja-revoljutsija.html

1 комментарий:

  1. Ну... 1910 + 4 года - 1ая мировая, 1935 + 4 года - 2ая мировая, 1986 + 4 года - перестройка, ...нумерология?..

    ОтветитьУдалить